Сорокин «Голубое сало» бестселлер

Роман Сорокина «Голубое сало» неоднозначен, необычен и провоцирует скандал. Его можно сравнить с шелестом денежных купюр в мусорном пакете. Автор ищет и находит новый вкус – сало с сахаром, что приемлемо для любителей всего несовместимого и экзотического.Стиль романа смешанный – постмодернизм и фэнтези, как минимум. Владимир Сорокин пытается совместить не только стили, но и эпохи, лица и другие части тела, смех и слёзы. Он как будто примеряет чулки на шляпу, спрашивая: а почему бы и нет? Эпизоды разных времён мерцают в хитросплетении сюжета, необычного и немного сложного для восприятия.

Автор провоцирует мозг читателя переключаться со скоростью света, ловить нить и не скучать. Вызов, брошенный автором всей русской интеллигенции крайне эпатажен. Взрывной поиск нетрадиционных сравнений явно связан с личностью автора. Вызов классике, как способ отвержения нормальности, морали и красоты сначала возмущает, а после приводит к мысли: автор нашел некое новое послевкусия сала с сахаром…и желает приобщать к нему остальных.Русская литература и Сорокин Голубое сало – антиподы.

 

Скрежет взрывающих мозг фраз и перифраз, сленга IT – технологий держат читателя в напряжении умственном. Текст перемежуется китайскими словечками, что наводит на вполне справедливый вывод: наш Дальний Восток давно китайский, но мы скромно молчим и верим в собственную значимость.

Возможно, в Гамбурге Сорокин «Голубое сало» – самый актуальный роман, но для России это ещё одна подножка, укор.С претензией на «новое» Сорокин «Голубое сало» ворвался в российскую действительность ни рано, не поздно – в девяностые годы. Это ещё раз доказывает, что роман продвигался определённым кругом лиц, как ни странно довольно хорошо закрепившимся в России.

Безусловно, автор имеет право на самовыражение, но какие ценности для личности привносит данное произведение непонятно. А может быть его задача в разрушении личности читателя? Автор испытывает читателя на терпение, ведь далеко не каждому дано дочитать роман до логического завершения. Немудрено запутаться и импровизированных классических фрагментах, обрывках фраз, ведь они лишь пародия на оригинал.

Владимир Сорокин нарочно смеётся над Достоевским и Толстым, Чеховым и Ахматовой. Он как будто пишет комические портреты, чтобы не умереть от скуки. Так забавляются школьники на нудных уроках, дорисовывая усы и рога. Автор как будто спрашивает сам себя: «А как бы мне ещё изменить всё, что было создано не мною»? Интерпретация Набокова также дорогого стоит. Довольно смелая  фантазия даже для Набокова.

«Аналогия действительности или ярмарка нижнего белья» – так можно назвать произведение Владимира Сорокина. Кстати, в сравнении с ещё одной одой в честь нестандартной любви «Линия красоты» писателя Алана Холлингхерста, Сорокин Голубое сало куда более интеллектуальное произведение. Его интерпретация Достоевского не только вызывающе шокирующая, но и необычная, дерзкая. Ощущение полного хаоса в каждом слоге и звуке, как нельзя лучше раскрывает тему сумятицы в России, её всепоглощающей чудовищности и жестокости. Но автор не преследует цели донести народным массам идею спасения страны, он всего лишь наслаждается новым послевкусием…сала с сахаром, смакуя его еще и ещё.

Если сравнивать роман с произведением «Заводной апельсин» Энтони Берджесс, то «Заводной апельсин» в явном выигрыше, поскольку нет в нём ничего пошлого, а лишь надлом юного и неокрепшего сознания.

Проблема в том, что роман «Голубое сало» писан не для узкого круга меньшинств, а для массового читателя. Его могут перечитывать мальчишки и девчонки, ещё с формирующейся психикой, и верить необычайно популярной книжке, как это обычно бывает в детстве. А ведь страна совсем не заслуживает участи героев романа. Нам ведь жить!

Проверочный код

на английском языке!

* поля обязательны для заполнения

Комментарии отсутствуют

Книги по их авторам

Аберкромби Д., Агата Кристи, Аткинсон К., Балашов Д.М., Бренсон Р., Бушков А.А., Гиппиус З., Джеймс Э.Л., Джейн Остин, Джон Диксон Карр, Джонсон Д., Дилэни С., Донцова Д, Дугин А.Г., Дэн Браун, Зыков В., Инош А., Калинина Д., Камша В.В., Кеннеди Д., Кинг С., Кляйн Р., Колин Маккалоу, Конрад М., Котлер Ф., Коултер К., Коэльо П., Ланитова Л., Леви М., Лимонов Э.В., Линдсей Д., Литвак М.Е., Льюис Клайв, Мазин А., Майер С., Макдермид В., Макнот Д., Маринина А., Мартин Д., Мейл П., Михаэль Крогерус и Роман Чеппелер, Мэриэт Ролле-Эндриан, Несбе Ю., Онойко О.В., Орхан Памук, Паланик Ч., Паолини К., Паро Ж.Ф., Паттерсон Д., Пеннак Д., Перес-Реверте А., Перумов Н., Пехов А., Питерс Э., Полякова Т., Пратчетт Т., Резанова Н., Роллинс Д., Роулинг Д., Сандра Браун, Сваллоу Д., Силлов Д., Смит Л.Д., Сорокин В.Г., Стивен Р. Кови, Стиг Ларссон, Стэкпул Г., Сэнсом К.Д., Толкиен Д., Удовиченко Д., Уиндем Д., Устинова Т., Федерико Моччиа, Фицгерберт М., Хаецкая Е., Харви К., Харуки Мураками, Шварц Е., Шилова Ю., Экман П.