Мария Фицгерберт — «теневая королева» Эпохи Регентства

Серьезный историк может написать очень много как доброго, так и дурного об английском короле Георге Четвертом (официальный король с 1820 по 1830-ые годы), но для поклонников любовных романов остается очевидным, что, не будь этого принца, а позже и короля – мы не имели бы сейчас огромного количества замечательных, остроумных любовных романов английских авторов.

Пожалуй, любовные романы об эпохе «регентства» (1811—1820 годов), лучшее, — или во всяком случае, наиболее популярное, — из того, что написано английскими романистками в 20 веке. И Джоджетт Хейер, и Барбара Стил, и Джуд Деверо, и современная королева любовного романа Дуждит Макнот – все они написали не по одному веселому и романтичному произведению об этой эпохе, и в каждом из них упоминается «Принни», принц-Регент. И, почти в каждом – некая таинственная «миссис Фицгерберт», никогда, впрочем, не появляющаяся на сцене.

Был ли принц-регент — а позднее и король, — и в самом деле беззаботным и веселым человеком, «дэнди»? И кто такая эта таинственная «миссис Фицгерберт», о которой упомянул даже Конан Дойль в своем романе об эпохе «регентства» «Родни Стоун?» (Сам сэр Артур считал этот роман своей лучшей книгой).

Если судить по молодым годам Георга-Августа-Фредерика (как, с истинно немецкой обстоятельностью назвали его царственные родители), то оснований быть веселым у него особенных и не было. Уже к двадцати годам стало ясно, что, из-за периодических приступов безумия у короля Георга Третьего, принцу придется много работать, замещая отца, с причем людьми из «старой команды» — к примеру Питтом. Матушка и даже кое-то из пяти братьев и вовсе позволял себе утверждать, что именно принц доводит отца до сумасшествия.

Вряд ли это было так: работа-то ему, в результате, досталась самая неблагодарная, когда все успехи доставались отцу или Великому Питту, а вот за неудачи с принца спрашивали. Именно тогда наш герой стал не только покровителем искусств (что для принцев естественно), но и такого неведомого для царственных особ нового дела, как «спорт». Матчи по боксу, крокет, гонки на экипажах… И именно в это время рядом с принцем начали замечать изящную русоволосую красавицу .

Она инкогнито ходила с ним на бокс – жуткое по тем временам зрелище, по слухам, даже участвовала в гонках на фаэтонах (тоже опасное развлечение). Конечно же, инкогнито скоро было разрушено – таинственной незнакомкой оказалась миссис Мария Фицгерберт, дама не самого знатного рода (кое-где её зовут «простолюдинкой», что неверно, «Фицгерберты» фамилия аристократическая)… Но не в этом заключалось самое страшное!

Во-первых — Мария Фицгерберт была разведена. Во-вторых – и неясно, что было хуже для Англии того времени с монархами-немцами на престоле и бесконечной войной с Якобитами и поддерживающей их Францией – она католичкой! Однако, принц решился на немыслимый, пожалуй чо шаг: он все же, пусть и без отцовского благословления, женился на своей Марии. В стиле любовных романов, добавим,, что у принца Георга были и другие любовницы, но мысль о скандальной женитьбе на них его ни разу не посещала.

И только для Марии он выстроил прекрасный дворец в духе Великих Моголов, которым и поныне любуются попавшие в Англию туристы. – Поскольку Марию Фицгерберт не принимал фешенебельный Лондон, принц перевез молодую супругу в Брайтон и выстроил там знаменитый «Королевский павильон». Теперь тем, кто собирался говорить с принцем, волей-неволей приходилось «совершать путешествие Из Лондона в Брайтон» и считаться с хозяйкой дома.

Увы, идиллия наследника престола и разведенной католички не могла длиться сколько-нибудь долго. Вынужденный парламентом жениться на Брауншвейгской принцессе – с которой, он, впрочем, расстался сразу же после свадьбы (но это уже другая история), Принц написал завещание: «все мои деньги, все замки, все чем я владею, оставляю единственной женщине, которую когда-либо любил – Марии Фицгерберт». Правда, благодаря лордам Парламента принц почти ничем не владел, а уж денег у него – особенно после того, как он построил «Дворец Любви» -« Королевский Павильон в Брайтоне» — и вовсе никогда не бывало. Но навязанную парламентом жену Георг так и не простил, тем паче, что та сама укатила в Европу, где бросилась во все тяжкие. А с Марией Фицгерберт встречался, пока это не стало решительно невозможно – королям в Англии позволено еще меньше, чем принцам.

Но интересно, что, если бы не встреча с Марией Фицгерберт и отсутствие прямого наследника у Георга Четвертого «в законном браке», как и у его брата Вильгельма, девочка Виктория Кентская(дочь четвертого брата) никогда бы не взошла на английский престол, и элегантный век «Регентства» не сменился бы веком «викторианской чопорности». А Мария Фицгерберт пережила своего возлюбленного на 7 лет, окончив жизнь в тот же год, когда на престол вступила Виктория Кентская, будущая императрица.

Проверочный код

на английском языке!

* поля обязательны для заполнения

Комментарии отсутствуют

Книги по их авторам

Аберкромби Д., Агата Кристи, Аткинсон К., Балашов Д.М., Бренсон Р., Бушков А.А., Гиппиус З., Джеймс Э.Л., Джейн Остин, Джон Диксон Карр, Джонсон Д., Дилэни С., Донцова Д, Дугин А.Г., Дэн Браун, Зыков В., Инош А., Калинина Д., Камша В.В., Кеннеди Д., Кинг С., Кляйн Р., Колин Маккалоу, Конрад М., Котлер Ф., Коултер К., Коэльо П., Ланитова Л., Леви М., Лимонов Э.В., Линдсей Д., Литвак М.Е., Льюис Клайв, Мазин А., Майер С., Макдермид В., Макнот Д., Маринина А., Мартин Д., Мейл П., Михаэль Крогерус и Роман Чеппелер, Мэриэт Ролле-Эндриан, Несбе Ю., Онойко О.В., Орхан Памук, Паланик Ч., Паолини К., Паро Ж.Ф., Паттерсон Д., Пеннак Д., Перес-Реверте А., Перумов Н., Пехов А., Питерс Э., Полякова Т., Пратчетт Т., Резанова Н., Роллинс Д., Роулинг Д., Сандра Браун, Сваллоу Д., Силлов Д., Смит Л.Д., Сорокин В.Г., Стивен Р. Кови, Стиг Ларссон, Стэкпул Г., Сэнсом К.Д., Толкиен Д., Удовиченко Д., Уиндем Д., Устинова Т., Федерико Моччиа, Фицгерберт М., Хаецкая Е., Харви К., Харуки Мураками, Шварц Е., Шилова Ю., Экман П.